Logo

Контакты

Фактический адрес: 
664043 г. Иркутск,
бульвар Рябикова, 65.

Почтовый адрес:

664058 г. Иркутск, а/я 179

Телефоны:

приемная (3952) 795-033,

директор (3952) 790-076,

отдел реализации услуг (3952) 795-044,

795-042

Факс: (3952) 795-040

e-mail: 

poie@irkutskenergo.ru

 

 

Новости

9 марта 2016 г.

«Лучшая оценка моей работы – отсутствие пожаров»

 

Инженера пожарной охраны на Ново-Иркутской ТЭЦ знают в лицо: когда Борис Антонович Брода со своим неизменным синим блокнотом бодрым шагом проходит по коридорам, его по отчеству приветствует практически каждый. «Антоныч» кивает, пожимает руку, на бегу узнаёт, как дела, обещает заглянуть в кабинет и «порешать вопросы». «К каждому человеку нужно уметь найти подход. Основная задача инженера пожарной охраны – предупредить ЧП. У меня нет цели наказать или ходить с важным видом, мешая работать другим людям. Главное, чтобы производство не останавливалось, станция давала тепло и свет городу», – говорит Борис Антонович.
 
 

Во имя жизни станции

«Мужчина немолодой, с военной выправкой, спокойным взглядом и уверенным шагом», – так описывают коллеги Бориса Брода. По имени к нему редко обращаются, чаще – по отчеству, «Антоныч».  «Сколько себя помню, меня всегда так величали. В детстве свою фотографию подписал «Борис Антонович», меня так даже домочадцы начали называть», – с улыбкой говорит наш собеседник, прикрывает глаза и вспоминает, с чего начиналась его карьера в пожарной охране. Профессию на всю жизнь ему помог выбрать родственник. Именно он, будучи пожарным, подсказал, что в Иркутске есть пожарно-техническое училище. 

– Если честно, даже не знал о таком образовательном учреждении, мальчишкой никогда не мечтал стать пожарным. Отец трудился на радиозаводе, мать – на чаепрессовочной фабрике. Так что родители тоже не могли мне ничего посоветовать насчёт карьеры пожарного. Но я ни разу не пожалел о своём выборе. Выпустился в 1978 году, устроился по профессии. В 2005 году ушёл на пенсию по выслуге лет и буквально сразу же Валерий Павлович Воробьёв пригласил меня в только образовавшуюся «Пожарную охрану «Иркутскэнерго», – вспоминает Борис Антонович.

В 2007 году в должности инженера пожарной охраны началось знакомство нашего собеседника с большой энергетикой. Долгое время проработав инспектором в госпожнадзоре, он бывал на разных промышленных объектах. Но в качестве проверяющего, карающего за несоблюдение правил пожарной  безопасности. Теперь же ему предстояло примерить на себя другую роль: предупреждение возгораний, профилактика противопожарной безопасности и обучение сотрудников станции. За этими не вполне ясными обывателю словами кроется чёткая, размеренная, разноплановая работа.

Рабочий день Бориса Антоновича начинается в 7.30 утра –  за полчаса до официального отсчёта трудового времени. Приезжать чуть раньше на станцию – многолетняя привычка. Этого хватает, чтобы спокойно, не торопясь, выяснить обстановку на ТЭЦ в вечернее и ночное время, оценить состояние автоматических установок пожаротушения и сигнализации, состояние противопожарного водоснабжения перед планёркой с начальником пожарной части.

Вся территория станции закреплена за двумя инженерами пожарной охраны. Борис Антонович отвечает за безопасность топливно-транспортного цеха: вагоноопрокидывателя,  зданий с ленточными конвейерами, дробильного  корпуса, угольного склада, гаражей тяжёлой техники, участвующих в отгрузке топлива, административных зданий. Никакие огневые работы здесь – будь то сварка или резка металла с образованием искры – не проводятся без согласования с Борисом Брода.  

– За год на станции проводится до четырёх тысяч огневых работ. Вы только вдумайтесь в эту цифру! Основной пик приходится на летний период, когда проводятся плановые ремонтные работы. Но зимой все огневые работы воспринимаются напряжённей: устранение аварии должно проходить в сжатые сроки, чтобы простой какого-то оборудования не сказался отрицательно на качестве работы станции. Сегодня сварка проводится в вагоноопрокидывателе. Вокруг уголь, угольная пыль – материалы, готовые вспыхнуть от малейшей искры. Перед началом работ я должен убедиться, что все противопожарные меры предприняты, – рассказывает Борис Антонович, и мы вместе с ним направляемся  к месту проверки. От кабинета – путь неблизкий, но наш провожатый идёт привычным бодрым шагом. 

Рядом с вагоноопрокидывателем шумно и пыльно, даже снег вокруг здания чёрный. Рабочие ещё не закончили сметать угольную пыль, поэтому приходится подождать.

– Вот пожарный рукав, огнетушитель, ткань асбестовая, – показывает подготовку рабочего места начальник смены топливно-транспортного цеха.

– Для безопасности снег приготовьте ещё, – подсказывает ему Борис Антонович и на недоумённый взгляд журналистов поясняет. – На дворе зима, на улице минус 20, рукав может и перемёрзнуть. Снег должен быть под рукой на всякий случай. Совершенно беззатратная дополнительная мера для обеспечения пожарной безопасности. 

Рабочие кивают, отправляются за ведром, а Борис Антонович в это время берёт документы для подписи. Стучит по обложке своего блокнота, чтобы стряхнуть пыль, прикладывает к нему бумаги, но ручка не пишет – замёрзла. Начальник смены предлагает зайти в техническую комнату. Здесь единственный источник света тоже присыпан пылью, поэтому документы заполняются в полумраке. Зато тепло. 

10.30. Следующий на очереди объект для проверки  – ленточный конвейер. 

– Часто приходится вот так задерживаться из-за того, что персонал не успел подготовить место к огневым работам?

– Вот смотрите, сегодня в вагоноопрокидывателе мы потратили полчаса – минут сорок, – говорит Борис Брода, сверяясь с часами. – Дождался, пока подготовят место для огневых работ, подсказал, как лучше сделать. Я же видел, что люди не прохлаждаются. Конечно, мог встать в позу, возмутиться, что рабочие не успели справиться к моему приходу, составить протокол, развернуться и уйти. Но кому бы от этого стало легче? Сегодня я не дам разрешение на огневые работы, завтра скорость отгрузки угля упадёт, послезавтра на станции образуется дефицит топлива. Конечно, я утрирую, но смысл от этого не меняется: моя работа не должна мешать жизни станции. 

Впрочем, тут же добавляет наш собеседник, он «не всегда такой добрый». Если речь идёт о серьёзном нарушении, которое потенциально может угрожать стабильной работе теплоэлектроцентрали, он миндальничать не будет. Позже начальник пожарной части Николай Костеров нам признается, что отстаивать свою точку зрения Борис Антонович  может буквально «с пеной у рта». Но никогда он не примет решение во вред работе ТЭЦ.

Километровый забег

 

В здании ленточного конвейера № 8­ на противопожарном оборудовании сразу в нескольких местах из-за низких температур лопнула труба установки пожаротушения, которая проведена на случай загорания угля на ленте. О новинке противопожарной безопасности, пока мы идём к ЛК-8, Борис Брода рассказывает с удовольствием. За 8 лет работы на станции он подробно изучил работу многих цехов  – хоть экскурсии води.

– Эта система пожаротушения была смонтирована в 2012 году. Вдоль ленты протянуты водоводы, над самим конвейером – усы для орошения транс­портёрной ленты. Система постепенно внедряется на объекты «Иркутскэнерго». Такая же установлена в Усть-Илимске, планируется поставить в Усолье, – рассказывает Борис Антонович, мы как раз подходим к нужной двери.

Конвейер приостановлен, лента вымыта от угольной пыли, место первой точки сварки обложено асбестовой тканью, рядом – пожарный рукав и огнетушитель. 

– Свежий? – берёт Борис Антонович в руки красный баллон и проверяет дату печати. 

– Конечно, мы проверили, Антоныч, – отвечает начальник смены.

После этого в здании ЛК-8 мы находимся недолго: наш провожатый быстро подписывает документы и торопится на встречу. 

– На ЛК-3 планируется замена строительных конструкций, с инженером по зданиям и сооружениям нужно обсудить материалы, которые лучше использовать, учитывая требования противопожарной безопасности. Пойдёмте скорей: нам предстоит подняться на сороковую отметку, минут 15 у нас есть. Главное, чтобы лифт работал, а то, смотрю, вы на каблуках, – говорит Борис Брода и устремляется в сторону административных зданий мимо угольных складов.

За день Борис Антонович наматывает немало километров. К вечеру, признаётся, ноги гудят. Кроссовки для удобной ходьбы надевать нельзя – у инженеров есть специальная форма. К тому же никакие навороченные кроссовки не выдержат ежедневной стирки от угольной пыли. По дороге решаем задать нашему собеседнику несколько коротких вопросов.

– Вы 40 лет посвятили одной профессии, что вас спасает от чувства рутины?

– Объекты разные, интересные, чтобы их досконально изучить, жизни не хватит. А здесь, на Ново-Иркутской ТЭЦ, мне нужно разбираться не только в работе объектов, за которые отвечаю. С коллегами подменяем друг друга на время отпусков или больничных, так что нужно понимать в целом принцип работы станции. Возраст – не отговорка, нужно шевелиться, открывать для себя что-то новое.

– Вечерами, возвращаясь с работы, как предпочитаете отдыхать? 

–  В молодости занимался спортом, с годами стал намного спокойнее. Я болельщик нашей «Байкал-Энергии». Люблю вечером спокойно посмотреть кино – старые добрые советские комедии. Учился в школе, которую заканчивал Леонид Гайдай, горжусь, что он иркутянин, его фильмы нравятся.

Брода не любит распространяться о своей семейной жизни. И вообще предпочитает на работе не вспоминать о домашних делах, а домочадцев – не загружать своими мыслями о трудовых буднях. «Переключить мозги», по его словам, помогает каждодневный ритуал переодевания из гражданской одежды в форму сотрудника пожарной охраны. «Если я переодеваться не буду, меня жена из дома выгонит! В отопительный период на территории станции угольная пыль летает, одежда очень быстро загрязняется. Рубашек не напасёшься», – смеётся Брода. Он не­ожиданно замолкает – мы подошли к месту назначения.

Военная дисциплина

Ведущий инженер по зданиям и сооружениям Андрей Петров передохнуть Борису Антоновичу не даёт. На столе уже разложены схемы ЛК-3. Здесь во время ремонта планируется, в том числе, заменить старые деревянные конструкции. Альтернативу им Петров и попросил подобрать Брода: не любые пластиковые конструкции можно по правилам пожарной безопасности ставить в здании, где постоянно находится уголь. Планёрка с руководством по этому вопросу уже завтра, значит,  к этому времени Борису Антоновичу нужно успеть подобрать несколько вариантов. 

– Данные работы – форс-мажорные. Обычно подобный ремонт согласовывается заранее. Во время проверок я составляю предложения по улучшению противопожарной безопасности, со­вместно с руководством обсуждается, в какие сроки нужно выполнить мероприятия, каких материалов стоит избегать, – объясняет Борис Антонович, пока мы идём в кабинет.

Наш провожатый почти 30 лет носил погоны, на пенсию вышел в звании подполковника. Всё в нём говорит о военном прошлом: уверенная походка, чёткое следование планам и графику – посетив одно место, он сверяется со своими записями в синем блокноте.  Поэтому, направляясь в кабинет, мы были готовы увидеть образцовый порядок. Наши ожидания оправдались, лишь пара книг по технике противопожарной безопасности в промышленных объектах, неаккуратно брошенных на рабочем столе, выбивались из общей картины. Никаких личных фотографий, кружек, календариков. На экране монитора все папки расставлены в строгом порядке. На первый взгляд кажется, что этим компьютером не пользуются. Но, на самом деле, инженеры часть рабочего времени проводят за экраном монитора, составляя отчёты и планы.

По нашей просьбе Борис Антонович легко находит нужную папку с фото­графиями с последнего конкурса среди  работников станции на знание противопожарной безопасности. Организация таких конкурсов тоже входит в обязанности инженеров. Показав фото­графии, методично закрывает все активные окна.

– Но вы не думайте, что мы (инженеры пожарной охраны. – Авт.) биороботы, этакие правильные святоши, которые на работе не допускают посторонних мыслей, – с улыбкой говорит наш герой. – С коллегами можем говорить на разные темы – например, обсудить результаты чемпионата по хоккею с мячом. У меня четверо внуков, они – мой источник энергии, вдохновения, позитива, моё хобби и способ отдыха. Приходишь с обхода в кабинет, наливаешь чай, переводишь дух, в это время и пошутить можно, вспомнить, что на днях внуки учудили. 

Официально рабочий день инженера пожарной охраны заканчивается в пять часов вечера. Перед уходом домой Брода вместе с коллегами обязательно уточняет, какие огневые работы ещё не закончены. Сведения передаются дежурному караулу пожарной охраны. 

– Дома я всегда на связи. Если вдруг произойдёт возгорание, нас с коллегой сразу же вызывают. Но последний такой экстренный звонок был несколько лет назад. Так что результат противопожарных мер – налицо. Для меня лучшая оценка работы – отсутствие возгораний. Значит, ЧП нет, сотрудники соблюдают правила безопасности, станция исправно работает, город может спать спокойно, – добавляет Борис Антонович, задумчиво прокручивая в руках дужку очков. 

 

Автор: Елена Постнова

Фото: Николай Бриль

По материалам газеты "Сибирский энергетик": http://www.sibenergetic.ru/Article/7302.html?PaperGid=391

Показать в формате для печати